О вере и религии

Многие верят в существование Источника – Бога, Творца, Всевышнего. А могут ли доказать Его существование логически? Или же опровергнуть? Приводят ли родители доказательства, объясняя ребенку что ему можно, а что нельзя?

Реальность зависит от восприятия. Факт – это осознание проявления реальности; чудо – непонятое явление. Чудо для одного может являться повседневным фактом для другого.

Чаще мы верим в то, во что легче поверить, что не требует доказательств. Но ничто не убедит человека в существовании духовного, пока он сам не захочет поверить в это. Даже Христос не стал убеждать нас. Если человек будет искренне верить, доверять своей интуиции, слышать своё сердце, то он обретет понимание и осознает истину происходящих событий. В ином случае вера будет лишь ложью самому себе.

Мы живём в этом мире как сознание. Научиться верить сознанием – это одно из условий эксперимента, поставленного нами задолго до рождения. Мы должны научиться, ибо через веру нам дается всё.

Мы наделяет влиянием всё, во что верим, и потому нужно отстаивать свою веру. Это та сила, что может заставить наше сознание остановиться, оглянуться и прислушаться. Это та сила, что поможет овладеть умениями подсознания и осознать Единство.

У нас есть душа, и мы должны идти сами, никто нас не поведёт. Духовные или материальные религии могут лишь дать ответы на некоторые вопросы, если ведут к истинной цели. Но не стоит путать религию и веру в истинное высшее – это разные вещи. Не религиозен – не значит грешен, и наоборот. Многие живут праведной жизнью и без религии. Не так важно какой символ и одежду несёт человек, ибо все обнажатся перед Творцом. Главное – не терять любовь, веру и надежду.

Вера – это нечто большее, чем религия: это уверенность, это сила для борьбы, это пища для ума. Вера позволяет прочувствовать наши мечты. Вера – это двигатель всего. Лишь она движет нами.

Можно верить, не зная. И можно обладать знанием, но не верить.

Религия – лишь одно из множества способов восприятия мира, включающее мечты и желания. Сама по себе она не несет ничего плохого, но человек начал использовать её во зло. Ибо любой фанатизм – это застой и крайность, независимо от верности пути. Воюя и умирая за своего бога, человек не обеспечит себе дорогу в высшие миры, как и те многие священники, что легко поддаются греху. Религия не несет смысла, если образ жизни противоречит ей.

Христианство может привести к истинной цели, однако не стоит забывать, что Иисус приходил не к русскому народу. Оно было получено силой и тяжкой ценой, принеся множество бед и смертей. Оно отвергло исконное язычество, но сохранило многие его традиции, в том числе поклонение идолам и мощам. Многие инородные знания были отданы и потеряны, всё необычное предавалось огню. Однако сейчас искренняя вера в эту религию может дать опору и поддержку в духовной борьбе, и приходя в храм, человек заряжается общим настроем последователей. Это возможный путь для многих, ибо думать на родном языке легче, чем на чужом. Много ли сможет дать зарубежная религия, если «нет пророка в своём отечестве»?

К слову, обряд религиозного обращения даёт человеку дополнительную защиту и возможность восполнения энергетики, что пригодится ему не только при жизни. Для проведения обряда важен лишь аспект веры, а не место или принадлежность. Ибо сам акт – лишь ключ к новому, шаг веры. Переступив этот порог, человек может применять обретённую энергию в соответствии с личным выбором. Приходящий с истинной верой, с необходимостью возродиться духовно, получает больше. Обряд обращения в раннем возрасте касается не только ребёнка, но и его матери, несущей родовую связь и ответственность.

Мы привыкли верить в сказки, ища в них свои мечты и надежды. Любая религия – одна из тех сказок, что несут знание. Но Библия содержит далеко не всё, а лишь начало, почву для размышлений. Она написана древним языком, ибо мифы и легенды хранятся дольше всего. К тому же, семитский язык использовался в ней и для передачи особых числовых закономерностей.

После рождения нового мира (6-ой расы) появится новая Библия. Она уже пишется всеми нами, пишется жизнью. Пока её главы кажутся нам разрозненными и полными противоречий. Вскоре она явит себя, но не религией, а знанием для продолжения обучения, что вновь создаст множество ветвей.