Мужчина и женщина

Биологически люди разделены на два пола – мужской и женский, гармонично дополняющие друг друга. Однако оба представителя в неравной мере содержат в себе и две динамические противоположности – архетипические принципы, которые можно назвать мужественностью и женственностью. Мы знаем, что первый принцип связан с активностью, второй – с пассивностью. А вот дальше берёт начало массивная оккультная галиматья, приводящая к неверному выводу о женской негативности. Сейчас мы углубимся в исследование данного вопроса.

Вернемся к основной концепции. Итак, мужская энергия достигает, а женская – ожидает достижения. Всё верно, но почему мужской принцип столь активно стремится к познанию? Его воля жаждет прямого осознания таинства жизни… интеллектуальным способом познания. Ни верой, ни интуицией, ни чувствами, – не теми качествами, что присущи женственности. И раз за разом усердные попытки мужского принципа терпят неудачу.

Женский принцип, напротив, пребывает в состоянии покоя, имея прямое понимание бесконечности и вечности. Через женственность звучат музыка и поэзия, оживают картины. Её биологическое начало отзывается луной, эхом временных циклов, и тонко осознает весь океан жизни при вынашивании ребёнка. Мужской принцип, при всей своей волевой энергии и доминирующей силе, может лишь приблизиться к тому океану, сесть на берегу и удивиться тайне, что заключает в себе женственность.

В основе всех культурных страхов и предрассудков, связанных с женщинами, лежит неспособность мужчин достичь своей цели, а именно познания таинства жизни.

Духовное знание даётся женскому принципу как той, что молча несёт. Дело не в том, что биологическая женщина более осведомлена о духовных вещах, чем мужчина. Дело в том, что сама суть женственности, её архетипическая природа, содержит в себе истинное знание, за которое мужчина бесконечно цепляется, но никак не может полностью раскрыть, поскольку оно находится в тайне, с которой женщинам комфортно.

Тогда мужчины нашли самый простой и прямой способ изменить эту бессознательно ощутимую ситуацию – доминировать над женщинами. Это нелогичное и нерациональное решение, основанное на страхе. На страхе того, что им никогда не будет предоставлена та истина, но они всегда будут зависеть от женщин, которые несут «злополучный» ключ.

Так началась долгая история порабощения. В религиях появился предрассудок, согласно которому мужчин наделили духовностью, а женщин – склонностью ко греху. Появилось убеждение, что женщины биологически неполноценны, слабы и неспособны позаботиться о себе. Вместо необходимого сотрудничества возникло не только неравенство, но и глубокое отсутствие веры даже в возможность равенства.

Стоит добавить, что мужественность имеет своё важное место, но энергия достижения и контроля принципиально неуместна для восприятия духовного пути. Мужское самомнение состоит в том, что если он будет искать с достаточной энергией и упорством, он узнает правду. Но духовная истина лежит за пределами слов и логики. Она полна загадок и парадоксов. Она лежит за пределами иллюзий. Эту истину нужно просто пережить, чтобы искатель стал тем, что он ищет, и позволил рекам вечности и бесконечности течь через него, как это делает женский принцип.

На Земле существуют древние племенные культуры, где женщина является лидером, что поддерживает концепцию сотрудничества и партнерства. Чем больше признается, что женская энергия играет ведущую роль, тем больше в той или иной культуре обнаруживается, что вопросы обсуждаются на общем совете, который коллективно рассматривает действия для решения любых проблем. Предлагаю провести аналогию с нашими семьями.

Когда мужчина и женщина объединяются, чтобы создать семью, именно женщина вынашивает и воспитывает потомство. Обычно женщина слабее и меньше физически, но её руки перевязывают детские раны и готовят пищу всей семье. Она открывает своё сердце для мирских забот. В то же время, эти действия поддерживаются мужчиной, который находит способы добыть еду, кров и одежду.

Современное общество оценивает смысл любой деятельности лишь по деньгам, которые она приносит. Культура становится более сложной и изощренной, а доступные возможности постоянно множатся. Но неужели теперь в нашей жизни есть что-то неважное или лишенное духовного? Будь то отцовство, материнство, природа, выносимая из реки вода, используемое для дров дерево, согревающий свет солнца… Разве те простые вещи не создавали среду, в которой был танец зримого и незримого, танец с природой, со стихиями, с временами года? Разве те факторы, что влияли на жизнь как на единое целое, не шептали о том, что сама жизнь духовна?

Живя в развитом обществе, мы удалены от прямого контакта с этой духовностью. Стало труднее увидеть правильность разделения между мужчиной и женщиной; увидеть, что это разделение – не вопрос противоположностей, а вопрос дополнений. Стало намного труднее замечать свет в людях.